Новости arrow 1998 год arrow Бышовец на территории Романцева.
Новости
Политика
Бизнес
Финансы
Общество
Комментарии
Культура
Афиша
Образование
Криминал
Наука
Спорт
Здравье
 
Реклама


Место встречи разобрать нельзя.

Деревянная сцена, на которой 6 июля 1957 года шестнадцатилетний Джон Леннон впервые встретил пятнадцатилетнего Пола Маккартни, усилиями британской общественности спасена от демонтажа. Городской совет Ливерпуля достиг принципиального соглашения с администрацией церкви Св. Петра - согласно договору сцена не будет разобрана, однако ее перенесут в одно из помещений по соседству, поскольку в помещении зала ведется реконструкция.

Как важный элемент "битловской" мифологии реликвия скорее всего будет использоваться как еще один туристический объект.


Бышовец на территории Романцева. Печать
13.10.1998 г.

Бышовец на территории Романцева.

Сборная России проиграла, но проиграла красиво.

День назначения Анатолия Бышовца главным тренером сборной России был праздником всеобщим. Журналисты, слонявшиеся по коридорам бетонного склепа на Лужнецкой набережной в ожидании торжественной пресс-конференции, улыбались почти счастливо. В победе Бышовца они праздновали еще и свою победу. Слепящим июльским солнцем в этот день ликовала сама Истина. Гнев праведный и гнев повсеместный отстоял ее, уже было совсем попранную. Это был тот редкий счастливый день, когда в понимании истины сошлись народ и царедворцы. Убоявшись бури, Вячеслав Колосков вмиг обернулся на 180 градусов - от кулуарного Гершковича к всенародному Бышовцу.

Разумеется, всеобщую веру не могло поколебать поражение в Швеции. Неверность первых репетиционных движений, привыкание друг к другу и новому постановщику игры. Бышовцу и не надо было произносить эти слова, мы сами были готовы сказать их за него. Даже ожидавшийся со священным трепетом матч в Киеве не отнял веры в излечение сборной. Чуда не состоялось, но в сбивчивом, неожиданно эмоциональном сюжете матча против Украины виделось обещание будущих свершений. Заметное охлаждение чувства связано уже с тем, что произошло после поражения сборной России в Киеве.

Первым усомнился в Анатолии Федоровиче город, прежде как раз более других превозносивший его чудотворные способности. Видя, как команда стремительно спускается с вершины турнирной таблицы чемпионата России, президент петербургского "Зенита" Виталий Мутко рассудил, что если возничий взял в руку вторую вожжу, то хватка первой ослабевает. Отставка Бышовца была обставлена Мутко с величайшей деликатностью. Протокольное обоснование перемен в тренерском штабе "Зенита" достойно сборника резолюций ЦК КПСС или уст самого Анатолия Федоровича: "... в связи с тем что он (Анатолий Бышовец. - Прим. И.П.) решил сосредоточиться на работе со сборной".

На беду Бышовца, кадровое разбирательство в Петербурге совпало с игрой сборной в Испании, понятно, что проведенной не в оптимальном составе, но безнадежной настолько, что воскресло привидение прежней сборной, ужас перед которым, собственно, и стал причиной летнего восстания футбольных масс в России и воцарения Анатолия Бышовца.

Но более всего в том, что так резко упал градус почитания главного тренера сборной России, повинен "Спартак". Призывая Бышовца на царствование, российское футбольное общество принимало его как аксиому. Вспоминали 91-й и 92-й годы: да только так можно не проиграть немецким, голландским и итальянским армадам - всей командой сгрудившись на своей половине. Перед глазами был "Зенит", успешно конкурирующий со "Спартаком": три эшелона обороны, десять человек в отборе, пара-тройка резвых бегут в контратаку - и никакой романтической дури короткого перепаса. Это и есть современный футбол. Это и есть путь России в современном футболе. Единственно возможный.

"Спартак" аксиому Бышовца опроверг. Даже не за 90 - за десять минут. Самое великое в победе над "Реалом" - не совершенный удар в девятку Цымбаларя, не безумной высоты полет Робсона, скидывающего головой мяч под удар Титову. В последние минуты мы ждали штурма "Реала", но так и не дождались. "Спартак" продолжал терзать "Реал", не давая его великим игрокам дойти даже до средней линии. "Спартак" опрокинул представление о потенциале российского футбола, согласно которому отечественные футболисты могут добиться результата в соперничестве с великими мира сего, только окопавшись на своей половине поля и отчаянно защищая добытый в контратаке гол.

Поражение сборной от Франции (уже четвертое кряду) и победа "Спартака" над "Реалом" могли бы поставить Бышовца в положение Бориса Игнатьева весной, когда "Спартак", победивший "Аякс", служил укором сборной. Однако, обдумывая план на игру, Бышовец решился на отчаянный шаг. И даже не шаг - прыжок.

Весь российский футбол умещается между Бышовцем и Романцевым. С этих двух высочайших точек тренерской мысли в России все, что ни есть в окрестностях, видится по-разному. Бышовец скажет: "Утверждаю!" - и Романцев опровергнет его десять раз. Возгласит Романцев: "Утверждаю!" - и Бышовцу найдется что возразить. Уверен, свои десять возражений найдутся у Бышовца и по Титову, и по Тихонову, и по Цымбаларю. Но главный тренер российской сборной решил оставить сомнения при себе и рассудил так: с Тихоновым или с Есиповым на левом фланге, с Титовым или Семаком в центре - проиграть французам все равно весьма возможно. Но проиграть с Тихоновым и Титовым и проиграть с Есиповым и Семаком - не одно и то же. За Тихоновым и Титовым - народ с его простодушной убежденностью, внушенной победой над "Реалом".

Состав России на матч с Францией - это не выбор Бышовца, но выбор народа. Народный избранник Бышовец в который раз продемонстрировал необыкновенную чуткость к настроению публики, обезопасив себя от казни общественным мнением. Собрав спартаковское ожерелье , Бышовец совершил прыжок на другой, романцевский берег. И на этой новой старой почве команда Бышовца, рискну утверждать, показала футбол куда более спартаковский, чем сам "Спартак" в уже легендарном матче против "Реала".

Против сильнейшей команды мира сборная России играла практически в три защитника (называть защитником Яновского не решаюсь, ибо в этом матче фронт его действий простирался от ворот до ворот). На последнем Кубке мира ни Италия, ни Хорватия, ни даже Бразилия не отваживались предложить французам такой открытый вариант ведения игры. После матча Бышовец в конференц-зале стал сокрушаться, что не сработал некий первый оборонительный заслон - "скорость французской атаки не тормозилась", вспоминал какие-то ошибки игроков. Эти замечания следует списать на эмоции. Объяснением поражения России они не служат. В самом плане на игру, в его безмерном риске была заложена высокая вероятность провалов в обороне. Заявляя в стартовый состав одновременно Аленичева, Титова и Мостового, Бышовец, конечно, понимал, что они не самые великие мастера "тормозить атаки". Но они умеют сами быть атакой. Это был осознанный и обреченный выбор. И нашей футбольной общественности его подобает встретить так же, как итоги июльского голосования на исполкоме РФС - воодушевлением.

Сидя у телевизора и глядя на то, как в четвертьфинале чемпионата мира братья Лаудруп изводят бразильцев, российский болельщик рассуждал про себя в таком духе: "Ведь не о победах мечтается. Но о поражениях, за которые мир воздает должное, как за великие победы. Уметь проигрывать красиво, как братья Лаудруп, этого было бы для нас достаточно".

Мечта сбылась. Сборная России потерпела самое красивое поражение в своей истории. Собственно, единственное красивое поражение. Великих побед не было. Эти 90 минут порыва и безумного риска оказались бесполезными с позиции турнирных расчетов - команда Бышовца почти потеряла шансы выиграть групповой турнир. Но когда речь идет о шестилетнем пути российской сборной, только эти 90 минут порыва и риска достойны воспоминания, подобно красивому жесту или любовному приключению посреди бездарной и трусливой жизни.


 
« Назад.   Вперёд »
Новости
Реклама

Из волгоградской Сретенской церкви похищены старинные иконы.

За последнее время в Волгоградской епархии еще ни разу не было такой значительной потери: взломав две двери, воры обчистили Сретенскую церковь, находящуюся в станице Михайловской Урюпинского района. Были унесены не только предметы церковной утвари, но и написанные в начале XIX века иконы, ради которых, судя по всему, и спланировали операцию налетчики. В числе похищенных иконы Сретение Господне, Казанской Божьей Матери, лики святителя Николая Угодника, святых Зосима и Савватия Соловецких.