Новости arrow 1999 год arrow Лошадь Понтекорво.
Новости
Политика
Бизнес
Финансы
Общество
Комментарии
Культура
Афиша
Образование
Криминал
Наука
Спорт
Здравье
 
Реклама


Российские милиционеры будут заменены на границе Дагестана и Чечни сотрудниками дагестанского МВД.

Милиционеры, направленные из различных регионов России на административную границу Дагестана и Чечни, в ближайшее время будут заменены подразделениями дагестанской милиции. Как сообщил 30 октября на пресс-конференции в Махачкале замминистра внутренних дел Дагестана Магомед Магомедов, поэтапный вывод милиционеров из других регионов будет происходить "по мере истечения сроков командировок". Для их замены уже подготовлены 10 групп из сотрудников дагестанского МВД.

ИТАР-ТАСС


Лошадь Понтекорво. Печать
10.12.1999 г.

Лошадь Понтекорво.

Продолжаем рубрику для журналистов-ветеранов "Известий", предложенную для продолжения и в XXI веке нашим читателем.

В недавнее прошлое сегодня оглядывается Александр ВАСИНСКИЙ.

Много лет назад мне, тогдашнему литсотруднику "Известий" отдела пропаганды (на снимке мое лицо времен глухого раннего застоя), было поручено задание: разобраться с делом жителя гор. Дубна Тито Понтекорво, подвергавшегося гонениям за "частнопредпринимательскую деятельность" (в ту пору серьезное обвинение).

Выяснилось, что этот человек (сын всемирно известного канадского физика Бруно Понтекорво, оставшегося в СССР еще в начале 50-х годов), "виноват" только в том, что за 400 рублей купил у цыган лошадь, получил приплод, на окраине Дубны своими руками построил сарай, куда перебрался вместе с женой, через два года стал обладателем на общественных началах (ему "шили" - собственником) двадцати лошадей. Открыл детский конный клуб, катал горожан в праздники на тройках... Мечтал построить большую теплую каменную конюшню с вольерами, выпасом и т.д.

Страсть к лошадям обнаружилась у Тито с младых, что называется, ногтей. После "Артека", где семилетнего иностранца Тито по фамилии Иванов (так органы хотели законспирировать фамилию отца) немного подучили русскому языку и приобщили к пионерскому воспитанию, мальчик часто гостил на каникулах у отца в Дубне.

Там он тайно нанимался в местном колхозе пасти свиней, чтобы быть ближе к конюшне. Купит в сельпо три консервные банки частика в томате, просверлит в них дырки и бросит в стадо:

пока обезумевшие от запаха свиньи бодаются и катают приманку, юный пастушок 2-3 часа крутится возле любимых лошадей...

Тогда, много лет назад, моя осторожная публикация в защиту основателя Дубнинского детского конного клуба ненадолго помогла ему отбиться от недоброжелателей. А через несколько лет, на заре туманной перестройки, Тито и сам оказался на коне: предпринимательство из статьи Уголовного кодекса постепенно превращалось в статью госдохода (через налоги). Тито построил на берегу Волги каменные конюшни, взялся разводить лошадей ахалтекинской породы, на базе клуба создал кооператив "Ахалтекинец", сделавшись из физического лица лицом юридическим. У него появились счет в банке и своя печать. "Уволился" из науки географической (он закончил МГУ, кандидат наук) и с головой ушел в науку селекционную, зоотехническую, строительную. Я помню его в то время, с этой печатью он не расставался...

Нет, для него эта печать не была вожделенной печатью собственника. Она была печатью обретенной хозяйственной свободы.

Наверное, Гоголь все-таки неспроста во 2-м томе "Мертвых душ" в образчики успешного хозяина вывел не кого-нибудь, а человека "не совсем русского" с какой-то сложной греко-турецкой фамилией Костанжогло. Он, как помните, во всем "видел умысел и порядок", и во владениях его "даже крестьянская свинья глядит дворянином".

Во времена великого реалиста еще не было известно понятие "ген", но, видимо, Гоголь понимал толк в ментальности соотечественников. Нашему брату легче совершить подвиг, чем регулярно подметать пол.

Была у моего героя мечта - перебраться на другой берег Волги, где расположена уже Тверская область (с дубнинским начальством русский итальянец все эти годы был "на ножах"), построить там настоящий современный конезавод.

И что вы думаете? Ведя бюрократические бои местного значения, он форсировал великую русскую реку и за два года (!) построил на территории 3,3 га грандиозное предприятие, которое сделало бы честь весьма развитым в коневодческом отношении странам.

Это было поистине русское чудо. Рассчитанное на 250 лошадей великолепное здание тянулось на 115 метров, манеж для конкура и выездки - 60 x 15м. (см. фото времени) Весь комплекс был построен на многомиллионные банковские кредиты, кроме того, Тито угрохал на стройку два шведских наследства и все семейные сбережения - свои и жены. К нему в село Святье возили делегации, он стал областной достопримечательностью.

Вырисовывались головокружительные перспективы, Тито становился крупнейшим производителем ахалтекинцев, помышляя продавать в год по 40-50 элитных чистокровных и спортивных лошадей...

В самом пике подъема его предприятия случился обвал конного рынка, это было время взаимных неплатежей, когда все перешли на бартер и т.д. Ни одной проданной лошади - это поставило Тито на грань полного разорения. Кредиторы ничего не хотели знать, посыпались судебные иски, катастрофически накручивались проценты.

Зимой отключили электричество (автопоилки и насосы встали, жеребят гоняли на водопой к речным прорубям), арестовали имущество... Тито позвонил мне в редакцию: мол, спасай, пресса. Но и пресса в середине 90-х годов стала столь же свободной, сколь и невлиятельной. Материал "Бодался Тито с дубом" прозвучал "как писк суслика в калмыцкой степи".

Тито Брунович Понтекорво известен как автор мудрого афоризма:

"Всякий раб мечтает быть рабовладельцем". По-моему, он очень характерен для понимания постсоветской эпохи, такого ее феномена, как новые русские. Сам Тито - чернорабочий аристократ духа, он вкалывал на своей ферме наравне со скотниками и грузчиками, и ему всегда была чужда фанаберия. Но больше всего он ненавидит безответственное и высокомерное чиновничество, пресмыкающееся перед золотым тельцом.

После 17 августа прошлого года предприятие Тито обвалилось всерьез. Приезжали рэкетиры на иномарках вышибать долги. Уже находятся толстосумы, предлагающие ему продать конезавод на берегу Волги, чтобы открыть там... дворцы казино, как в Лас-Вегасе.

Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли?

И вот недавно - третий за десятилетия нашего знакомства - телефонный звонок из села Святье: полужалоба, полупрощание...

Сил бороться нет, долги и санкции задушили. Опять отключили электричество. Существование поголовья под угрозой, а это - золотой генофонд, национальное достояние. В довершение бед его ферму ограбили бандиты, вывезли мебель, оборудование, своих лошадей ему едва удалось отбить от грабителей.

Так неужели лошадь Понтекорво исчезнет, как исчезла в живой природе лошадь Пржевальского и на месте некогда поразительного русского чуда засмердит мерзость очередного запустения? Исчезнет ли сам Тито Понтекорво?

Звоню тут в Святье. Отвечают: Тито Брунович с женой уехал то ли в США, то ли в Канаду.

- На сколько? Насовсем?

Толком ответить не смогли... Но я думаю, что все-таки неплохо знаю героя своих публикаций. То, что он вернется, - тут сомнений у меня нет. Больше того, я уверен, что он не сдастся и выйдет из сложной ситуации. Этот Тито еще будет на коне, на коне Понтекорво.


 
« Назад.   Вперёд »
Новости
Реклама

Егор Строев высказался за внесение поправок в Конституцию.

Власть по Конституции принадлежит народу, и если народ выходит на улицы, нужно прислушаться к его требованиям, заявил 9 октября спикер Совета федерации Егор Строев, комментируя прошедшую 7 октября общероссийскую акцию протеста. Он, в частности, сказал, что "следует скорректировать некоторые положения Конституции, о которых много говорится в последнее время".

Вместе с тем, касаясь предложения спикера Госдумы Геннадия Селезнева провести референдум об отставке президента, Егор Строев отметил: "Конституция этот вопрос не рассматривает, таких положений там нет".

ИТАР-ТАСС